Зоран Лукич о перенесенном коронавирусе, хронике событий с марта по сентябрь 2020-го и подготовке игроков в условиях самоизоляции.
Зоран Лукич о перенесенном коронавирусе, хронике событий с марта по сентябрь 2020-го и подготовке игроков в условиях самоизоляции.

Мы давно обещали нашим болельщикам большое интервью с Зораном Лукичем. Теперь, когда предсезонный марафон остался позади, а вместе с ним рестарт сезона 2019-2020 в ЛЧ  и полноценное начало сезона 2020-2021 в Лиге ВТБ, наш тренер готов рассказать о том, что происходило в его жизни и жизни «Нижнего Новгорода» в последние полгода. А рассказать есть о чем! 

Это только первая часть беседы с Зораном Лукичем. Через некоторое время выйдет вторая. 


- Чуть ли не впервые в истории Зоран Лукич приехал на предсезонные сборы позже всех. Клуб старался не афишировать причину, рассчитывая, что ты сам расскажешь о происходивших в твоей жизни событиях. 

- К сожалению, я теперь в числе многих вхожу в общую статистику переболевших коронавирусом. Заразился им дома в Сербии примерно за месяц до отъезда в Нижний Новгород, поэтому и опоздал на сборы. Болезнь проходила в довольно тяжелой форме. Несколько недель ушло на лечение в больнице, потом на восстановительную терапию. Честно признаться, я до сих пор ощущаю последствия этого вируса. Не хочу вдаваться в подробности, главное, что сейчас я нахожусь на площадке и тренирую свою команду. Надеюсь, в ближайшие месяцы смогу полностью прийти в себя и сконцентрируюсь на работе.

Я действительно не хотел, чтобы клуб рассказывал о моем состоянии, хотелось обойтись без лишней шумихи вокруг. 

- Давай вернемся на полгода назад. Кажется, еще в январе-феврале, когда никто всерьез не относился к ковиду, ты уже говорил, что чемпионаты вот-вот остановятся. Откуда у тебя было такое предчувствие?   

- Даже не предчувствие, а, скорее, инстинкт. Если честно, думал, что чемпионаты остановятся еще раньше. А после домашнего матча с «Дижоном» 11 марта на пресс-конференции в шутку сказал, что во Францию мы вряд ли уже полетим. Оказался прав.

Мир успел осознать, с какой проблемой столкнулся. Настоящим решением, я надеюсь, станет вакцина, а на данный момент мы просто учимся жить в новом мире. 

В спорте это хорошо ощущается. Вы не представляете, чего стоило организовать перелет легионеров в Россию, чего стоило организовать поездку во Францию на третий матч 1/8 финала Лиги Чемпионов. О том, что мы все-таки летим и играем с «Дижоном», мы узнали буквально за день до отъезда, а это всего лишь один матч! Как пройдет сезон 2020-2021 - для меня загадка!

- 11 марта «Нижний» обыграл во втором матче серии «Дижон», а уже на следующий день сезон в Лиге Чемпионов был приостановлен. Сергей Юрьевич Панов впоследствии в интервью не раз сожалел, что все закончилось именно в марте, ведь Зоран Лукич уже понимал, как обыграть «Дижон» в третьем матче. Согласен?

- Да, это точно! И не только «Дижон». Все знают мою философию: я стараюсь готовить коллектив таким образом, чтобы свою лучшую игру он показывал в феврале-марте во время решающих матчей сезона. Прямо перед остановкой чемпионатов у «Нижнего» реально начался подъем. Мы подвели коллектив к такому состоянию, когда парни почувствовали игру до минимальных тонкостей, понимали друг друга с полужеста. 

И расписание на март-апрель сложилось удачно - у нас оставалось три домашних матча в Единой Лиге ВТБ с прямыми конкурентами. Жаль, что сезон не дошел до логического завершения. Впрочем, в момент, когда проблемы у всего мира, баскетбол уж точно не должен жаловаться.


- Буквально через несколько дней после объявления пандемии, руководство отправило игроков по домам. Как было принято это решение?

- «Нижний», действительно, был первой командой, в Единой Лиге ВТБ уж точно, которая распустила состав. Разъезжаться начали с 17 марта. Уже некоторое время спустя поняли, что поступили правильно. Много потом наслушались историй о том, как тяжело было легионерам вернуться домой. Наши американцы и я сам добрались быстро и спокойно. 

Как все происходило? Буквально на следующий день после матча с «Дижоном» мы собрались на тренировку, и выяснилось, что один из наших игроков пришел с температурой. Его тут же пришлось изолировать, а всей команде и некоторым сотрудникам делать тест на коронавирус. Пока результаты не пришли, мы сидели по домам. В итоге у всех, в том числе заболевшего, тесты оказались отрицательными, но ситуация здорово повлияла на моральное состояние. Мы разом все осознали, что «нормально», как раньше, не будет. Мыслей было много, но не о тренировках и не о баскетболе. Мы посовещались с Сергеем Юрьевичем, 17 марта собрали команду, объявили о нашем решении и договорились, что соберемся снова в Нижнем через месяц-два, если ситуация наладится.

- Что ты чувствовал во время прощальной речи в раздевалке? Верил, что еще соберетесь таким составом?

Нет, не верил я ни в какое возобновление чемпионатов. Происходящее тогда в раздевалке с трудом укладывалось в голове. Перед тобой сидит твоя команда в оптимальной форме, а сезон заканчивается вот здесь и сейчас. В современной Европе такая ситуация происходит впервые, и все были в полном замешательстве. Да, сейчас Лига Чемпионов доигрывает сезон 2019-2020, но, поверьте, поначалу поездка во Францию казалась для нас недостижимой целью. 

- Кстати, буквально в тот же день 17 марта ты успел дать интервью Лиге Чемпионов и сказал такую фразу «Этот вирус нас всех изменит». Что ты имел в виду?

- Я по-прежнему так считаю. Да, мы все постараемся наладить ситуацию, но глобально, мы танцуем плохой танец с нашей планетой. И если природа начнет отвечать, а она уже начала, мало нам не покажется!

- Раз уж мы так часто говорим в этом интервью о предчувствиях, скажи, ты предчувствовал, что подхватишь этот вирус?

- Если честно, нет. Когда я прилетел из Нижнего Новгорода домой, мне назначили 14-дневный карантин. Затем наше правительство приняло решение добавить еще 14 дней. По всей Сербии был введен комендантский час, то есть с утра пятницы и до утра понедельника никто не мог выходить из дома. Ни магазины, ни другие учреждения не работали, поэтому едой и всем необходимым приходилось закупаться заранее. И надо сказать, что люди очень дисциплинированно отнеслись к соблюдению правил. Затем постепенно начали вводить послабления, сняли комендантский час, разрешили гулять.

Заразился я уже в июле, когда ситуация вроде бы нормализовалась. Мой сын приступил к тренировкам, и внезапно внутри его команды пошла вспышка - шесть игроков заболели. У сына уже через три дня все прошло, а я заболел. Сейчас, как говорят, у меня есть иммунитет. Но перед каждой тренировкой я напоминаю своим игрокам, что они должны постоянно думать о своем здоровье и соблюдать профилактические меры.


Как проходила твоя самоизоляция?

- Последние несколько лет я вынужден жить вдали от своей семьи. Они в Белграде - я в Нижнем Новгороде. Откровенно говоря, год от года разлука дается мне все тяжелее. Поэтому единственный положительный момент этого вируса в том, что мы все сумели провести много времени с семьями. Не через вайбер или вотсап, а в домашней атмосфере.

Первое время все внимание, как и сказал, уделял семье, и это позволило внутренне успокоиться. А затем начал смотреть игры из Лиги Чемпионов, Еврокубка, Евролиги, которые пропустил по ходу сезона. Больше всего не хватало, конечно, возможности выходить на улицу. В Белграде мы живем в квартире и банально хотелось на свежий воздух.

- Как происходило взаимодействие с клубом, игроками?

- Мы все время были в контакте. Разговаривали с тренерами о подготовке, доводили информацию до игроков, над чем работать. Поначалу они тренировались дома, насколько позволяли условия, потом вышли работать на улице, затем вернулись в зал. Мы впервые находимся в такой ситуации, поэтому сложно было сразу сказать, как перерыв повлиял на профессиональных спортсменов. Вы же слышали о том, что бывший игрок «Црвены Звезды» Майкл Оджо, переболевший коронавирусом, умер во время тренировки? Поэтому во время предсезонки очень внимательно следили за функциональным состоянием парней. Я и сам-то должен отдыхать минимум два месяца после болезни, но как смог, сразу приехал.

И все же, сейчас ты доволен формой игроков?

- Доволен. Все же, правда, скучали без баскетбола и работают с удовольствием. Многие подкачались, да. А какие варианты, если приходилось сидеть дома и заниматься исключительно в индивидуальном режиме? В помещении тренироваться было запрещено, на улице долгое время тоже, кольца и площадки нет. Времени поработать над мышцами было много.


- И все же третий матч с «Дижоном» в возобновленном плей-офф закончился довольно болезненным поражением «Нижнего». В чем видишь причины?

- Эта игра показала наши слабости. В решающий момент, вместо того, чтобы сделать агрессивный выпад, мы отступили, допустив подряд три ошибки. Не хочу сильно винить команду, потому что во второй половине мы потеряли двоих игроков и в моменте не сумели перестроиться. Это как ехать на машине без задних колес. 

Преимущество «Дижона» заключалось в том, что на ключевой позиции разыгрывающего им удалось сохранить Дэвида Холстона, и он помог показать ту игру, которую они хотели.  

В любом случае, матч в Дижоне в плане информации точно пошел на пользу. Теперь мы знаем, что корректировать.

- На прошлой неделе Лига объявила об изменении формата регулярного чемпионата, сократив количество матчей в сезоне 2020-2021. Как ты отнесся к этому решению?

Для меня ничего неожиданного в нем нет. Дай бог, чтобы эти меры остались единственными в сезоне.  


Во второй части интервью речь пойдет о трансферной кампании «Нижнего Новгорода» перед сезоном 2020-2021.



БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ